205 доводов в пользу натуризма

Содержание материала

 

Конституционная поддержка натуризма

114. В свободном обществе, таком, как США, поведение человека не должно диктоваться кем-либо другим (большинством или еще кем-то), если это поведение не ущемляет чьих-либо прав.

115. В сущности, Конституция была создана для защиты прав меньшинств на свою точку зрения. Уже сам этот принцип подтверждает право мирно отдыхать в обнаженном виде без вмешательства государства. Судья Вильям О.Дуглас писал в приговоре от 1972 года: «Эти удовольствия прославляют право на несогласие, право быть инакомыслящим и бросать вызов покорности. Они способствуют одухотворенной жизни куда больше, чем удушливое мертвое молчание».

116. Конституция, согласно её трактовкам, защищает индивидуальные свободы, если они не противоречат «жизненно важным интересам государства». Это ни в коем случае не предписание гражданам находить оправдание своим свободным действиям. Это скорее предписание государству находить объяснения каждому ущемлению свобод. Судья Дуглас перечисляет три уровня прав: «Первый – самостоятельный контроль саморазвития и самовыражения чьего-либо интеллекта, интересов, вкусов и индивидуальности. Второй – свобода выбора в ключевых ситуациях жизни – таки как заключение брака, развод, заведение детей, контрацепция, образование и воспитание детей. Третий – свобода заботиться о своем здоровье и внешности, свобода от физического заключения или насилия, свобода гулять, путешествовать или бездельничать». Дуглас не признает никаких государственных ограничений на первом уровне, лишь минимальный уровень ограничений – на втором, и на третьем – «регулирование в соответствии с жизненно важными интересами государства».

117. Натуризм всегда провозглашал, что нагота – это «свобода от физических ограничений». Такие свободы могут быть ущемлены, только если они противоречат «жизненно важным интересам государства»; если таковых не наблюдается, ограничения незаконны. К сожалению, хотя суды «рассматривают как подлежащее защите в случае ущемления… право на самостоятельный выбор своего облика и стиля жизни», особенно когда оно поддерживается обычаями и традициями, в случае публичного обнажения такая защита не является напрямую «конституционной», и поэтому может быть ограничена другими аргументами, например, мнением окружающих или общественными стандартами. Часто решающими становятся моральные принципы. Они, как правило, выглядят «включающими в себя» конституционные стандарты, потому что запрещают и официально наказуемые действия (например, непристойное поведение), и совершенно невинные (такие, как хождение голышом).

118. Конституция защищает право человека на объединение с другими людьми, разделяющими его взгляды, а также на воспитание детей в той же системе ценностей. Этот принцип защищает право нудистских семей общаться и отдыхать обнаженными.

119. Первая Поправка гарантирует свободу самовыражения. Это дает право на любую форму одежды, и должно точно так же давать право и на отсутствие одежды.

120. Последние решения судов во Флориде, Нью-Йорке и других местах защитили наготу как способ реализации свободы слова. Соответственно, к сожалению, суды постановили, что просто нагота как таковая (например, загорание обнаженным на общественном пляже), вне сочетания с другими способами самовыражения, не подлежит защите в соответствии с Первой поправкой. Суды разделяют положения Первой Поправки и основанные на этих поправках реальные действия, утверждая, что ходить голым на нудистский пляж – это некое особое «поведение», а не естественное состояние человека.

121. «Язык тела» обнаженного человека имеет необычайную символическую и коммуникационную ценность, которая должна находиться под защитой Первой Поправки. Примеры могут быть найдены в живописи, фотографии, скульптуре, театре, кино и других визуальных формах коммуникации на протяжении всей истории человечества.

122. Верховный Суд постановил, что человек не может быть принужден выполнять действия, противоречащие его убеждениям (например, приносить Клятву Верности). Также он постановил, что одежда может быть формой реализации свободы слова, находящейся под защитой (например, студенты и работники имеют право носить черные повязки в знак протеста против войны во Вьетнаме). Неконституционно принуждать натуристов выражать согласие с чуждыми им идеями стыдливости, заставляя их носить купальные костюмы на пляже.

123. Суды, руководствуясь принципом свободы слова, подтверждают право порнографов провозглашать идеи эксплуатации женщин, но с большой неохотой предоставляют такую же защиту естественному выражению свободы тела посредством повседневного добровольного обнажения на пляже.

124. Одежда – это одновременно публичное самовыражение и личный символ, связь с определенной социальной группой. Запрет «стиля одежды» нудистов – не меньшее ограничение, чем запрет стиля одежды любой другой социальной группы. Запретить нудисту ходить обнаженным – все равно, что запретить шотландцу носить фамильные цвета или запретить священнику носить его одеяние.

125. С появлением организаций, продвигающих нудизм как систему взглядов, нудистский отдых может рассматриваться как находящийся под защитой закона способ реализации свободы слова, выражающий эти взгляды, а также как реализация права объединения в общественные организации.

126. Девятая поправка явно указывает на то, что никакие свободы не могут быть ущемлены, если они не запрещены специально. Таким образом, нагота не является нелегальной, если нет специальных запрещающих ее законов. Большинство законов запрещают только непристойное поведение, но не наготу как таковую; нет никакого общего официального запрета на наготу в общественном месте.

127. Многие запреты на наготу имеют свои исторические корни в политике ранней христианской церкви. Даже сегодня, многие возражения против нудизма основаны на религиозных принципах. Конституционная отделенность церкви от государства делает эти аргументы недействительными.

128. Огромное количество прецедентов свидетельствует, что законы, предписывающие женщинам – но не мужчинам – закрывать грудь, являются сексистскими, дискриминационными и неконституционными. В 1992 году, например, суд Нью-Йорка единогласно оправдал двух женщин, обвинявшихся в демонстрации груди в общественном месте. Решение гласило, что запрещающие наготу законы штата касаются непристойного, развратного поведения, но не «некоммерческого, возможно, случайного и, конечно, не непристойного обнажения». Геральд Прайс Фарингер, адвокат женщин, сказал, что решение суда означает, что в штате Нью-Йорк женщины могут загорать или даже прогуливаться по улице топлесс, если это не делает в развратной манере или в целях проституции. Судья Вито Титоне заметил, что женщины загорают топлесс во многих европейских странах, добавив: «Хотя многие в нашем обществе относятся к неприкрытой женской груди с определенным интересом, который не окружает в такой же степени грудь мужскую, это различие не может служить оправданием для иных трактовок, потому что оно само по себе лишь общественный предрассудок, зародившийся во времена несправедливости и предвзятости по отношению к женщинам». Это решение — лишь одно из множества повсеместных постановлений и официальных прецедентов, свидетельствующих, что демонстрация груди сама по себе не является непристойным поведением.
 

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru      

Все права на представленные на моём сайте фото, видео или печатные материалы сохраняются за авторами этих материалов.